в оглавление
«Труды Саратовской ученой архивной комиссии.
Сердобский научный кружок краеведения и уездный музей»

журнал Иллюстрация, № 12, 1848 год
журнал Иллюстрация, № 12, 1848 год

СЕРДОБСКЪ
(Саратовской губернiи, Кузнецкаго уѣзда)
(изъ письма къ редактору)

Вы желали-бы имѣть виды, рисуики жилищъ, одежды, принадлежности быта, описанiе нравовъ, образа жизни, занятiй, особенностей и прочая каждой мѣстности, каждаго изъ любопытныхъ, неимовѣрно разнообразныхъ угловъ нашего великаго отечества, — угловъ, которые можно справедливѣе назвать цѣлыми странами. Прекрасное желанiе! Не знаю, кто не постыдится отказать вамъ доставить хоть что нибудь, хоть то, что у него подъ глазами, подъ рукой, то, что ему знакомо, извѣстно? — Каждая такая крупица, какъ бы ни была она мала, — а какая безчисленность ихъ можетъ быть легко, удобно, безъ труда доставлена въ редакцiю? — любопытна; сосредоточенiе ихъ въ теченiе даннаго времени въ Иллюстрацiи, — которая несомнѣнно должна прежде всего заниматься своимъ, роднымъ, — служа прекраснымъ матерiаломъ, будетъ представлять презанимательный отечественный альбомъ.

Я съ своей стороны считаю это, какъ Русскiй, самымъ прiятнымъ для каждаго любящаго свое отечество дѣломъ. Можно ли назвать трудомъ, начертить, какъ умѣешь (художники ваши передѣлаютъ), что видишь, написать, что знаешь, бросить на бумагу десятокъ строкъ, объ образѣ жизни, общественномъ устройствѣ, привычкахъ, занятiяхъ, торговлѣ, и прочая? Всѣ мы во всѣхъ краяхъ Pocciи не столько заняты, чтобъ не имѣли времени; его у нась много, лишь бы было столько-же охоты.

Въ мѣрѣ моихъ силъ и въ чертѣ настоящей возможности я съ своей стороны съ душевнымъ удовольствiемъ исполню ваше желанiе; уверенъ, что и многiе, многiе сдѣлаютъ тоже.* На первый случай посылаю вамъ нѣсколько видовъ Сердобска. Напрасно я искаль, — да и скорость и неудобство теперешняго времени не дали мнѣ къ тому возможности, — напрасно я искалъ какихъ нибудь особенно интересныхъ подробностей: жизнь здѣшняя издавна тиха и, благодаря Бога, въ ея иcторiи не было тѣхъ особенныхъ событiй, которыя, можетъ быть, заключаютъ въ ceбѣ тѣмъ бо́льший интересъ для читателя, чѣмъ бо́льшими были бѣдствiями для подвергшихся имъ. Можетъ быть развѣ только часть здѣшняго уѣзда, прилегающая къ Балашеву и Аткарску, видѣла когда-то мимоходомъ толпы Татаръ: то былъ ихъ путь изъ Золотой Орды во внутрь Pocciи; отъ этого времени остались одни холмы (дорожные маяки), подъ которыми мѣстныя преданiя подозрѣваютъ клады.

На этотъ разъ доставляю вамъ нѣкоторые виды съ краткими объясненiями. Лѣтомъ постараюсь побывать во многихъ мѣстахъ и тогда сообщу вамъ все, что будетъ можно. Нѣкоторыя поездки могутъ быть особенно любопытны: такъ напримеръ въ село Надеждино, — князя Куракина, въ Зублиновку, — князя Голицыныхъ, къ древнимъ курганамъ и другимъ мѣ'стамъ, составляющимъ особенности края.

Сердобскъ живетъ жизнью не искусственною, а потому и въ самой народности не можетъ быть ничего рѣзкаго. Крестьяне весьма порядочно занимаются земледѣлiемъ; мѣщаие и крестьяне тоже, сверхъ того торгуютъ, барышничаютъ. Одно, что бросается здѣсь въ глаза, увы! и увы! — страсть къ сутяжничеству, одѣвающаяся нерѣдко въ костюмъ самый подручный п жалкiй, — въ костюмъ оскорбленiя личности!

Село Беково
Село Бѣково
Мордовки — Саратовской губернии, Кузнецкаго уезда
Мордовки — Саратовской губернiи, Кузнецкаго уѣзда
Вид Сердоби, с восточной стороны
Видъ Сердоби, съ восточной стороны
Горный родник
Горный родникъ
Землянка в Сердобске
Землянка въ Сердобскѣ
Весенний разлив Сердоби
Весеннiй разливъ Сердоби
Нагорная площадь в Сердобске
Нагорная площадь въ Сердобскѣ
Сердобск, — из пригородной слободы
Сердобскъ — изъ пригородной слободы

Вотъ и коротенькое объясненiе къ моимъ рисункамъ.*
1) Фiзиономiя и одежда Мордовокъ (смотри страницу 181), кажется, объясняетъ себя самъ.
2) Нагорный родникъ. На высотѣ, около 15-ти сажень, этотъ рдникъ бьетъ обильной струей чистой, холодной воды. Внизу мельница, за нею разливъ рѣки и озера; мѣста богаты дичью: иногда залетаютъ сюда крохали, очень рѣдко птицы бабы, еще рѣже красные гуси. Далѣе за холмомъ скрывается урочище Чесношное, очень богатое дичью, — въ самой дали виднѣется село Волканщина. — Здѣшнiе жители идутъ сюда подышать чистымъ воздухомъ и полюбоваться прекрасной мѣстностью; особенно вечеромъ, когда легкiй туманъ начнетъ застилать дали. Отсюда-же смотрятъ весеннiй разливъ Сердобы, видъ котораго**, какъ слѣдующiй видъ землянки, сняты съ этого пункта. — (Оба рисунка на странице 185).
3) Землянки. Въ Православной Руси не вездѣ можно видеть то, что здѣсь называютъ землянками: онѣ составляютъ сторону улицы, расположенной вдоль крутаго берега Сердобы. Обитатели ея — большею частью инвалиды и въ воспоминанiе былаго назвали эту мѣстность Черкесiей. Внизу течетъ Сердоба; далѣе Пригородная Слобода, за ней стелется степь, начало балашовских и далѣе украинских степей съ ихъ особенностями: ковылемъ, таволожками, сурками, драфами, стрепетами и перепелками.
4) Видъ рѣки Сердобы. О рѣкѣ этой можно сказать только, что она чрезвычайно обильна рыбой, которую ловятъ большими неводами и вытягиваютъ тони пудов в 40. Тутъ большею частью лещи, судаки фунтовъ въ 10-ть, сазаны фунтовъ въ 20-ть и огромнейшiя щуки.
5) Село Бѣково. С саратовской дороги здѣсь видна усадьба владельца господина Устинова; близъ дома садъ, замѣчательный теплицею тропическихъ растенiй; всѣ постройки этой усадьбы очень удачно примѣнены къ мѣстности. Село знаменито ярмаркой около 1-го сентября - и зимними базарами.

Д. Карташевъ

Иллюстрацiя, № 14, 1848 год
Въ № 12 Иллюстрацiи, страница 183, мы обѣщались представить ещё нѣсколько видовъ Сердобска и между ними весенняго разлива Сердоби, здѣсь помѣщаемаго.

6) Весеннiй разливъ Сердоби. Во время этого разлива небо совершенно туманится отъ полета дикихъ гусей. Охотники въ маленькихъ челнокахъ скользятъ по широкому разливу, отыскивая едва замѣтную струю, слѣдъ выхухоли въ водѣ; примѣтивъ черную точку на поверхности - они стрѣляютъ: животное извивается къ верху, разбрызгивая воду и падаетъ мертвое.

Иллюстрацiя, № 16, 1848 год
Въ дополненiе маленькаго альбома видовъ Сердобска (смотри Иллюстрацiю № 12-й, страница 183 и № 14-й, страница 217), помѣщаемъ здѣсь два остальные вида.

7) Нагорная площадь. Въ памяти старожиловъ, на этомъ мѣстѣ былъ дѣсъ, храмъ, который вы видите, есть церковь Казанской Божiей Матери, она срублена на мѣстѣ. Каменное зданiе — присутственныя ѣ. Въ дали — внизу пески, за иими луга и озера — обѣтованная земля охотниковъ до дичи, — въ этихъ озерахъ очень много выхухолей. Далѣе вправо виднѣется лѣсъ, принадлежащiй князю Куракину, онъ расположенъ по холму, который былъ правымъ берегомъ Сердоби, но въ настоящее время рѣка отъ него значительно отклонилась. Лѣсъ называется Сазаньимъ, потому что съ нѣкоторыхъ поръ близъ этихъ мѣстъ въ рѣкѣ появилось много сазановъ. — Лѣсъ изобилуетъ тетеревами.
8) Сердобскъ, изъ пригородной слободы. Это восточная часть города и лучшая здѣсь мѣстность. — Воздухъ тутъ постоянно и необыкновенно чистъ, а при легкомъ вѣтеркѣ онъ истинно чудесный, между тѣмъ, какъ нижняя часть города — тонетъ въ пыли, поднимаемой съ сосѣднихъ песчанныхъ равнинъ. Въ послѣднюю эпидемическую болѣзнь, здѣсь не было ни одного смертнаго случая, тогда какъ въ иизменной части умерло до 60 человѣкъ.

_______________________________
*  Mнoгie сдѣлали уже, дѣлаютъ постоянно и многiе, — какъ мы увѣрены изъ обширной переписки, — сдѣлаютъ. Редакцiя никогда ни на мигъ не могла и сомнѣваться, чтобъ кто нибудь изъ Русскихъ, имѣя на то какую либо возможность и, видя направленiе этого изданiя, отказалъ въ содѣйствiи — чему? Доставлѣнiю соотечественникамъ возможности узнавать, изучать прекрасное, великое, благословенное ихъ отечество; потому что все это, до малѣйшей мелочи, ведетъ къ такому изученiю; а только имъ — и вовсе не хватаньемъ подражанья, сниманья верхушекъ съ иноземнаго, безъ малѣйшаго знанiя своего, — мы всѣ можемъ быть полезны истинно. Знать отечество есть не долгъ лишь, но слава и честь. Жалки тѣ недоросли, которые, говоря по-французски какъ Парижане, принявъ манеры львовъ — не знаютъ ни русской азбуки, ни азбуки своего, русскаго. Отъ души благодаримъ всѣхъ, понимающихъ все это, такъ какъ мы понимаемъ, и, что доказано, въ высылкѣ намъ свѣдѣнiй не остановившихся на разсчетѣ, великомъ кумирѣ современнаго прогресса: «сколько рублей или копеекъ должно мнѣ прiйтись за столько-то написанныхъ строкъ». — Удивительно въ самомъ дѣлѣ, какъ можно какому нибудь русскому человѣку для пользы Русскихъ рѣшиться написать страницу или нарисовать видъ, не сторговавшiсь сперва съ редакцiею? Такъ однакоже возглашали нѣкоторые изъ нашихъ критикановъ, когда редакцiя Иллюстрацiи просила Русскихъ объ этомъ содѣйствiи. Эти люди если не знаютъ Руси, то Русь ихъ вѣрно знаетъ.

 


назадътитулъдалѣе