в оглавление
«Труды Саратовской ученой архивной комиссии.
Сердобский научный кружок краеведения и уездный музей»

подвиг рядового Василия Рябова

Геройская смерть рядового Василiя Рябова
Москва воздвигаетъ памятникъ погибшему герою

Страха не страшусь
Смерти не боюсь
Лягу за царя, за Русь

Бодро и весело шли кони казачьяго разъѣзда, посланнаго для узнанiя силъ и расположенiя передовыхъ японскихъ отрядовъ. Но вѣдь и японцы тоже не дремлютъ, и потому нѣтъ ничего удивительнаго, что нашъ разъѣздъ вскорѣ завидѣлъ вдали непрiятельскихъ кавалеристовъ.
— Рысью маршъ! — скомандовалъ начальникъ нашего разъѣздаб и малорослыя, но крѣпкiя казачьи лошаденки пошли бойко и роѣзвою ходьбою, казаки наклонили свои пики, но имъ не пришлось употребить въ дѣло это страшное для врага оружiе: японскiе кавалеристы повернули назадъ.

Однако, отступая, они бросили въ сторону нашего раъѣзда пакетъ, адресованный въ штабъ манджурской армiи. По вскрытiи пакета, въ немъ оказалось письмо одного капитана штаба японской армiи, адресованное на русскомъ языкѣ слѣдующаго содержанiя:
«Запасный солдатъ Василiй Рябовъ, 38-ми лѣтъ, изъ охотничьей команды 284-го Чембарского полка, уроженецъ Пензенской губернiи, Пензенскаго уѣзда, села Лебедевки, одѣтый какъ китайскiй крестьянинъ, 27-го сентября новаго ситля* сего 1904 года былъ пойманъ нашими солдатами въ предѣлахъ нашей передовой линiи.
По его устному показанiю выяснилось, что онъ, по изъявленному имъ желанiю, былъ посланъ къ намъ для развѣдыванiя о мѣстоположенiи и дѣйствiяхъ нашей армiи и пробрался въ нашу цѣпь 27-го сентября сего года черезъ станцiю Янтай, по юго-восточному напрвленiю.
Послѣ разсотрѣнiя дѣла установленнымъ порядкомъ Рябовъ былъ приговоренъ къ смертной казни. Послѣдняя была совершена 30-го сентября ружейнымъ выстрѣломъ.
Доводя объ этомъ до свѣдѣнiя русской армiи, наша армiя не можетъ не высказать нашего искреннѣйшаго пожеланiя уважаемой армiи, чтобы послѣдняя воспитывала побольше такихъ истинно прекрасныхъ, достойныхъ полнаго уваженiя, воиновъ, какъ означенный Рябовъ.
На вопрос: «Не имѣетъ ли что сказать перед смертью», он отвѣтилъ: «готовъ умереть за Царя, за Отечество и за вѣру», а на предложенiе: «Мы вполнѣ входимъ въ твое положенiе, обѣщаемся постараться, чтобы было передано твоимъ родителямъ, женѣ и дѣтямъ, что ты такъ храбро шелъ на подвигъ смерти за Царя и Отечество, притомъ если есть что передать имъ отъ тебя, пусть будетъ сказано» — отвѣтилъ: «Покорнѣйше благодарю, передайте что было», и не могъ удержаться отъ слезъ. Перекрестившись, помолился долго на четыре стороны свѣта съ колѣнопреклоненiями, и самъ вполнѣспокойно сталъ на свое мѣсто.
Присутствующiе не могли удержаться отъ горячихъ слезъ. Сочувствiе къ этому истинно храброму, преисполненному чувства своего долга, примѣрному солдату достигло высшаго предѣла.
С почтенiемъ... »
Затѣмъ слѣдуетъ подпись уже упомянутаго выше капитана японскаго штаба.
Приводя съ подлинника и полностью это письмо «Правительственный Вѣстникъ» считаетъ нужнымъ добавить:
«Подвигъ Рябова громко говоритъ за себя, а письмо японскаго капитана вызываетъ уваженiе къ противнику».

подвиг рядового Василия Рябова

Дѣйствительно, нельзя не почтить беззавѣтнаго героизма Василiя Рябова, показавшаго японцамъ, съ кѣмъ они имѣютъ дѣло, кого дерзко вызвали на бой... Такими Василiями Рябовами и сильна и богата наша Русь Православная всегда и нынѣ, и присно, и будеть такою же во вѣки вѣковъ. Миръ праху твоему, можетъ быть и мало замѣтный, но истинный русскiй человѣкъ Василiй Рябовъ. Но родная земля не забываетъ своихъ героевъ и вотъ что мы читаемъ въ корреспонденцiи изъ Москвы:
"Геройская смерть рядового Василiя Рябова не могла пройти незамѣченною среди москвичей. Въ настоящеевремя уже собрано на постановку ему памятника и на обезпеченiе его семьи до 1.000 рублей.

Василiй Дунинъ

Открытое письмо
всѣмъ кореннымъ пензякамъ

Дорогiе Пензяки!
Вашъ землякъ, блаженной памяти Василiй Рябовъ, стяжалъ себѣ мученическiй воинскiй вѣнецъ и неувядаемую славу.
Въ день Воздвиженiя Честнаго и Животворящаго Краста, 14-го сентября, онъ вышелъ на подвигъ и взятъ въ плѣнъ, а въ день Вѣры, Надежды и Любови, 17-го сентября, безтрепетно принялъ смерть «за Царя, за Отечество и за Вѣру», горячо помолившись Богу передъ казнью.
Вся Россiя будетъ гордиться Василiемъ Рябовымъ и конечно увѣковѣчитъ подвигъ его всенароднымъ памятникомъ, въ назиданiе потомству.
Вамъ же Пензякамъ всѣхъ сословiй, званiй и состоянiй, надо поспѣшить поставить въ складчину хотя самый скромный памятникъ герою, въ его родномъ селѣ, на площади передъ церковью.
Надо сдѣлать это поскорѣе, подъсвѣжимъ впечатлѣнiемъ. Надо изобразить на памятникѣ описанiе самоотверженнаго подвига Василiя Рябова и его послѣднiя слова.
Такiе люди — соль земли. Василiй Рябовъ былъ однимъ изъ тѣхъ праведниковъ, безъ которыхъ «нѣсть граду стоянiя».
Вѣчная славная память человѣку, такъ просто и скромно «положившему душу свою за други своя».

Старый генералъ

Примѣчанiе. Хотѣлось-бы вѣрить, что всѣ газеты поддержатъ и распространятъ мысль о памятникѣ Василiю Рябову.


подвигъ рядового Василiя Рябова

***

Во время японской войны прославился очень одинъ изъ уроженцевъ Пензенской губернiи рядовой Василiй Рябовъ. Будучи развѣдчикомъ, Рябовъ попался переодѣтый японцамъ, былъ опознанъ и приговоренъ къ смертной казни. Онъ такъ красиво и мужественно отдалъ за Родину свою жизнь, что японцы были этимъ глубоко тронуты и сочли долгомъ о подвигѣ Рябова и его послѣднихъ минутахъ сообщить русскимъ властямъ, указавъ мѣсто, гдѣ было зарыто тѣло. По окончанiи войны военныя наши власти разыскали могилу Рябова, переложили тѣло въ металлическi гробъ и вызвали депутацiю отъ стоявшаго въ Пензѣ Инсарскаго полка для передачи ей тѣла героя и перевозки его въ Пензу для погребенiя на мѣстѣ родины.
Подвигъ Рябова получилъ широкую извѣстность, организовалась общественная подписка для увѣковѣченiя его памяти и Государь Императоръ отъ себя соизволилъ присоединить на это дѣло значительную сумму. Для осуществленiя этого дѣла и сбора пожертвованiй образовался особый комитетъ подъ предсѣдательствомъ пензенскаго предводителя дворянства А. Н. Селиванова. Помимо обезпеченiя семьи Рябова, комитетъ рѣшилъ выстроить в селѣ Лебедевкѣ Пензенскаго уѣзда, гдѣ герой родился, прекрасную школу для крестьянскихъ дѣтей, присвоивъ ей названiе «въ память рядового Василiя Рябова». Освященiе этой школы произошло очень торжественно, съ парадомъ отъ войскъ. Служилъ обѣдню и освящалъ зданiе преосвященный. Присутствовали на торжествѣ всѣ гражданскiя и военныя власти. Село Лебедевка лежитъ въ верстахъ 12-ть от Пензы и когда я ѣхалъ туда къ началу обѣдни, по дорогѣ встрѣтилъ огромное количество народа, спѣшившаго на это торжество. Освященное зданiе оказалось очень обширнымъ, свѣтлымъ. Кругомъ него шелъ узорчатый заборъ, такъ что получалось совершенно отдѣльная школьная усадьба.
Перевезенiе тѣла Рябова въ Пензу состоялось вскорѣ послѣ освященiя школы его имени. Решено было отпѣть тѣло въ соборѣ въ Пензѣ, а отсюда процессiей перевезти въ Лебедевку, и тамъ похоронить. Гдѣ же устроить могилу?. Казалось бы, лучше всего у мѣстной церкви, въ которой Рябова крестили и вѣнчали. Но тутъ возникло затрудненiе, о которомъ придется сказать хотя бы кратко. До призыва своего на военную службу по случаю японской войны, Василiй Рябовъ велъ нетрезвый образъ жизни, который эту кипучую, несдержанную натуру привелъ на край пропасти. Местный священникъ категорически отказался хоронить Рябова у церкви именно изъ-за дурной репутацiи его прежней жизни, а потому комитетъ рѣшилъ предать тѣло землѣ на усадьбѣ школы противъ оконъ, выходящихъ на улицу. Такъ и сдѣлали. Высокiй подвигъ Рябова нисколько не долженъ умаляться его темнымъ прошлымъ. Примѣръ этотъ лишь свидѣтельствуетъ, что русскiй человѣкъ, какъ бы низко онъ ни палъ подъ влiянiемъ злоупотребленiя алкоголемъ, не теряетъ окончательно драгоцѣнныхъ качествъ своей души и вырвавшись складомъ обстоятельствъ изъ принижащаго его пьянаго тумана, способенъ на величайшее самопожертвованiе, глубокую вѣру и преданную любовь къ Родинѣ.
Передъ прибытiемъ тѣла въ Пензу, я приказалъ убрать путь слѣдовнiя отъ вокзала до собора траурными украшенiями: фонари были обвиты черной матерiей и хвоей, повсюду развѣшены на шестахъ орифламы, черезъ улицы перекинуты гирлянды съ траурными флагами, устроены три арки съ соотвѣтсвующими надписями, убранныя также черной матерiей и хвоей. Тело было встрѣчено преосвященнымъ на вокзалѣ и у прибывшаго траурнаго вагона отслужена владыкой краткая литiя. Затѣмъ я и военныя власти вынесли тѣло изъ вагона и подъ пѣнiе тысячнаго хора всѣхъ учебныхъ заведенiй отнесли и установили на катафалкъ. Было возложено на гробъ множество вѣнковъ. Тѣло сопровождалось хоромъ военной музыки и всѣмъ пензенскимъ гарнизономъ. Десятки тысячь народу запрудили весь путь слѣдованiя. Вдоль тротуаровъ стояли шпалеры изъ учениковъ мужскихъ и женскихъ учебныхъ заведенiй. Самое погребенiе въ Лебедевкѣ было очень торжественно: присутствовалъ весь Инсарскiй полкъ и представители другихъ воинскихъ частей и всѣ гражданскiя и военныя власти.

И. Ф. Кошко
Воспоминанiя губернатора 1905–1914 годы
Петроградъ, 1916 годъ

Памятная доска

Памятная доска для учрежденной по повелѣнiю Его Императорскаго Величества Государя Императора народной школы имени героя Василiя Рябова, въ мѣстѣ родины его в селѣ Лебедевкѣ, Пензенской губернiи.

В безсмертную память и
назиданiе потомкамъ
Великiй подвигъ любви...
                          Iоан; XV; 13
доблестнаго воина крестьянина
села Лебедевки
ВАСИЛIЯ РЯБОВА
рядового Чембарскаго полка
Геройской смертью во славу Царя
и Родины, въ плѣну у Японцевъ
на войне 1904 года, погибшаго
От Кружка Членовъ Одесскаго Клуба
Русская Рѣчь

Судьба Василiя Рябова всколыхнула Россiю. Особое вниманiе уделилъ Николай Второй, Высочайшiмъ повѣленiемъ учрежденъ комитетъ по увековѣчиванiю памяти героя и вспомоществованiя его семье. По подпискѣ, открытой среди подданныхъ Россiйской имерiи всяческаго достатка и происхожденiя, вдовѣ и детямъ собрано 7 тысяч рублей, болѣе 2000 рублей на школу-памятникъ. Въ числѣ последнихъ поступило Высочайшее пожертвованiе отъ Императора Николая Второго. Въ селѣ Лебедевкѣ на собранное пожертвованiе построили новую школу, торжественное открытiе состоялось 9 мая 1909 года. Фронтонъ школы украсила вывеска: "Начальная школа памяти героя Василiя Рябова. Погибъ 14 сентября 1904 года за Вѣру, Царя и Отечество".
Дети героя получили привилегiю выучиться на казенный счетъ.
В Бессарабской губернiи въ городѣ Аккерманѣ 14 мая 1912 года торжество открытiя памятника В. Рябову и аккерманцамъ, павшимъ въ Русско-японской войнѣ 1904–1905 годовъ.
Въ полковыхъ, народныхъ и школьныхъ театрахъ разыгрывались пьесы о геройскомъ подвигѣ рядового Рябова.

школа имени Василия Рябова в селе Лебедевке
школа имени Василiя Рябова в селѣ Лебедевкѣ

Василiй Тимофеевичъ Рябовъ, 1871 – 1904
родился в деревнѣ Ивановка Пензенскаго уѣзда, проживалъ съ семьей въ селѣ Лебедевкѣ того же уѣзда. Мобилизованъ въ 1904 году въ 284-й Чембарскiй пѣхотный полкъ рядовымъ, служилъ в охотничьей, развѣдочной, командѣ. Возвращаясь изъ разведки, схваченъ 14-го сентября японской армiей у деревни Цы-Шань, Манчжурiя, разстрѣлянъ 17 сентября. 6-го октября 1909 года прахъ перевѣзенъ на родину и торжественно перезахороненъ въ селѣ Лебедевкѣ. Имя его въ назиданiе потомству навѣчно занесено въ списки 4-й роты Чембарскаго пѣхотнаго полка, а послѣ слиянiя съ Инсарскiмъ полкомъ — въ списки 5-й роты 2-го баталiона 216-го Инсарскаго полка.

семья Василия Рябова
семья Василiя Рябова
_______________________________
*   14-го сентября по нашему стилю

 


назадътитулъдалѣе