в оглавление
«Труды Саратовской ученой архивной комиссии.
Сердобский научный кружок краеведения и уездный музей»


Чехословацкий корпус в 1918 году

В 1918 году части Чехословацкого корпуса, находившиеся на Украине, соблюдал строгий нейтралитет в войне между Центральной радой и Советским правительством. В конце января Киев был занят советскими войсками, 31 января командование корпуса подписало договор о нейтралитете с командующим советскими войсками полковником М. А. Муравьевым. Со стороны Советской власти не было возражений против отъезда корпуса во Францию, а также против финансирования данной поездки французским правительство.

9 февраля Украинское правительство подписало с Германией сепаратный мирный договор. Советское правительство отказалось это сделать. 17 февраля немецко-австрийские войска начали наступление вдоль всей линии фронта, практически не встречая сопротивления. Единственной воинской частью, сражавшейся с немцами, был Чехословацкий корпус. С многочисленными боями с 7 по 14 марта чехословацкому войску удалось уйти от немцев, в которые его ввергла измена украинской Центральной рады.

15 марта Совнарком принял постановление о том, что чехословацкая армия может покинуть Россию. Бои против немцев у Киева улучшили отношения большевистских властей с руководством Чехословацкого корпуса. Когда чехословацкие части начали покидать Украину, командующий советскими войсками на Украине В. А. Антонов-Овсеенко попросил передать красным частям часть вооружения чехов. Руководство корпуса пошло ему навстречу.

16 марта В. А. Антонов-Овсеенко издал приказ, в котором с восторженной благодарностью писал о чехословацких воинах:
«...наши товарищи Чехословацкого корпуса, с честью и доблестно сражавшиеся под Житомиром, прикрывая Киев, под Гребенкой и Бахмачом, прикрывая пути к Полтаве и Харькову, ныне покидают пределы Украины и передают нам часть оружия. Революционные войска не забудут той братской услуги, которая оказана была Чехословацким корпусом в борьбе рабочего народа Украины с бандами хищного империализма. Оружие, передаваемое чехословаками, революционные войска принимают как братский подарок.»

Незадолго до боев с немцами под Киевом был решен вопрос о финансировании переброски корпуса во Францию, через Поволжье, Урал, Сибирь и Дальний Восток, отплыть из России предполагалось из Владивостока. Пунктом сдачи оружия назначена Пенза, бывших союзников грузили в эшелоны и по Транссибирской магистрали отправляли к Тихому океану. Желающие легионеры записывались в чехословацкий полк, организованный в Красной Армии.

23 марта, возможно, 25 марта, в Сердобске по договоренности между Чехословацким Национальным советом и Антоновым-Овсеенко пердана часть боевого и обозного имущества, включая 5 аэропланов.

Дорожная карта с направлением движения частей
Mapa magistrály s vyznačením cesty
Дорожная карта с направлением движения частей
Летная и автомобильная дивизия в Сердобске
Letecký a automobilní oddíl v Serdobsku duben 1918
letoun Sopwith 1 1/2 Strutter, před letadlem stojí František Diviš, František Placák, Vlastimil Fiala, František Šelepa, Lev Melč a Jaroslav Skála
Летная и автомобильная дивизия.
Самолет Sopwith 1 1/2 Strutter. Перед самолетом стоят Франтишек Дивиш, Франтишек Плачек, Властимил Фиала, Франтишек Шелепа, Лев Мелч и Ярослав Шкела, апрель 1918 года

Чехословацкий корпус растянулся вдоль всей Транссибирской магистрали, составляя несколько групп: Пензенская, Челябинская, Новониколаевская, Мариинская, Нижнеудинская и Владивостокская, в достаточной степени изолированные друг от друга. Достаточно крупная и хорошо вооруженная Пензенcкая состояла: 1-й стрелковый полк имени Яна Гуса, 4-й стрелковый полк Прокопа Голого, 1-й резервный Гуситский полк и 1-ая артиллерийская бригада Яна Жижки из Троцнова. Эти части смогли сохранить часть положенного по штату вооружения, однако растянулись от Ртищева до Пензы.

В середине мая в Челябинске произошел провокационный инцендент, произошла стычка между чехословацкими войсками и местным Советом, приведшая к вооруженному конфликту. Последующий приказ Л. Д. Троцкого о полном разоружении чехословацкой армии привел к недовольству в войсках и дальнейших военных действий на всей территории Транссибирской магистрали.

Первые боевые действия легионеров привели к большим потерям. С. Чечек выслал отряд на станцию Ртищево для захвата паровозов. При выполнении боевой задачи две трети отряда взята в плен латышским отрядом, подошедшим из города Саратов. Посланный на выручку батальон 4-го полка потерпел поражение в бою с занявшими Ртищево латышами и понес большие потери.

На подавление чехословацких мятежных войск, Советское правительство направило Пензенскому Совету три бронеавтомобиля, прибывшие на станцию Пенза-III, занятую чехословацкими войсками. Бронеавтомобили «Остин», «Гарфорд-Путиловский» под названием «Грозный» и «Армстронг-Уитворт-Фиат» — «Адский» имели отличное вооружение. При поддержки мощи бронеавтомобилей без труда удалось занять город Пенза.

Рано утром 29 мая бронеавтомобиль «Грозный», в качестве поддержки частей 4-го полка, на железнодорожной платформе отправили на запад, к городу Сердобску, где находился 1-ый батальон 4-го полка, связь с которым не было. Огнем своей пушки «Грозный» разогнал части Сердобского совета, вступил в бой с подошедшим бронепоездом Красной армии, вынудил его отступить. Благодаря поддержке, 1-ый батальон смог переброситься в Пензу.

Чехословацкие части оставили Пензу, выехали на восток в сторону Сызрани.

Первый пароход с солдатами чехословацкого корпуса отплыл из Владивостока в ноябре 1919 года, последний покинул Россию в мае 1920 года. С Советской властью действовал договор, что сосредоточившиеся во Владивостоке части корпуса остаются нейтральными с полным вооружением.

Александр Демьянович Кулешов
28.08.1893 деревня Семенково, Никольской волости, Рузского уезда, Московской губернии — 07.1944, погиб в плену. советский военачальник, комдив с ноября 1935 года.
В сентябре 1914 года с началом Первой Мировой войны мобилизован на военную службу. В 1915 году на фронте окончил учебную команду, служил командиром взвода. В 1917 году заболел тифом, прошел лечение в госпитале, направлен в 184-й пехотный запасный полк. В августе 1917 года при расформирования полка, переведен со своей ротой в запасный полк в городе Саратов. После Октябрьской революции перешел с ротой в Красную гвардию. Назначен начальником красногвардейского отряда в городе Сердобск, Саратовской губернии. В начале 1918 года с отрядом Сердобской бедноты дважды выступал против белочехов в районе станции Ртищево и банд Викторова, поднявшего восстание против Советской власти в городе Саратов.

Из воспоминаний А. В. Крайнова

Алексей Васильевич Крайнов
15.03.1906 село Песчанка, Сердобский уезд, Саратовская губерния — 03.03.1980 Моздок
кадровый офицер Генерального штаба Красной армии.

Весной 1918 года в уездном городе Сердобске Саратовской губернии стояло два эшелона чехословаков, которые в 1916 году ехали на Западный фронт воевать против немцев, а теперь организованно, вооружённые, как говорится, до зубов, ехали на Восток. Советское правительство разрешило им это сделать, то есть уехать из Советской России через Владивостокский порт, и морем возвратиться на Родину (точнее – во Францию). А в действительности получилось по-другому. 50 тысяч человек, во главе с генералом Гайда, растянулись от Сердобска через всю Сибирь и до Приморья, заняв большие станции. В атмосфере взаимного недоверия и подозрительности инциденты были неизбежны. В конце мая наше правительство предложило чехословакам в трёхдневный срок сдать оружие, но они категорически отказались выполнить указание.

В Сердобске находился отряд красногвардейцев, в составе 200 человек, которому приказали разоружить имеющиеся на станции два эшелона. Силы были, явно, неравные: чехословаки — регулярная, обученная армия со своим офицерским составом. Красногвардейцы — подчас молодёжь, 18-летние, совершенно не обученные. Когда они предложили чехословакам сдать оружие, те ответили организованным огнём. В результате 25 красногвардейцев было убито. Об этом было доложено в Саратовский Губком. Там стояла кадровая бригада латышских стрелков, которая немедленно погрузилась в эшелоны и выехала по направлению в Сердобск.

В Сердобске председателем Уездного исполнительного комитета был некий Коняхин; он, недолго думая, выехал в своё село Студёновку, которое располагается от Сердобска на расстоянии 10 километров. Дело было в мае месяце. Он приехал, залез на колокольню и начал бить в колокол тревогу. Народ из поля прибежал, кто в чём. Коняхин организовал митинг, что Сердобск, да и сёла находятся в опасности. Рассказал, как ведут себя чехословаки. Все мужики, прибывшие из поля, общей толпой двинулись в Сердобск, а их было, примерно, 1500 человек.

По прибытию им открыли гарнизонный арсенал. Стали раздавать оружие, где хранились винтовки, свои, отечественные и трофейные, и патроны для русских винтовок. Чехословаки, после выступления, стали быстро готовиться к отъезду на Восток, как говорится: на воре и шапка горит. Толпа студёновских мужиков отправилась на перехват этих эшелонов. Заняли на одном участке перехва, называется Зубринкой. При подходе эшелонов, следовавших один за другим, мужики выбросили красный флаг с приказом остановиться. Эшелоны были остановлены, но из них по тревоге повыпрыгивали чехословаки и открыли стрельбу по неорганизованной толпе. В результате 15 человек убито и 20 ранено, а 30 взято в плен, которых с собой везли до Пензы и издевались над ними, а потом отпустили. Эшелоны дошли до станции Колышлей, в 40 километрах от Сердобска. Там, непосредственно перед станцией, протекает река Колышлей, через которую стоял железнодорожный мост из двух ферм. Эшелоны пропустили, а мост за собой взорвали, дабы не дать кому-то их догнать.

На второй день утром подошли эшелоны латышей, и остановились у подорванного моста. Им немедленно подали пустые вагоны, оформленные в эшелон, латыши перегрузились на тот берег и тронулись дальше на Пензу. Чехословаки в это время были в Пензе, где организовали оборону. Когда латышские стрелки достигли Пензы, сразу же вступили в бой. Чехословаки не выдержали стремительного удара латышских стрелков: по эшелонам и дальше на Самару. Достигнув сызранского моста через Волгу, пропустили эшелоны, а мост за собой взорвали, дабы создать препятствие латышам. Вскоре прибыли в Самару, где их встретило контрреволюционное правительство, так называемая самарская учредилка.

***

1928 год, 4-го ноября я был призван и зачислен в команду писарей Сердобского уездного военного комиссариата; от места жительства, села Песчанки, 15 километров. Моим начальником оказался делопроизводитель Михеевичев, он ещё в дореволюционное время работал чиновником в Управлении воинского начальника и административную службу знал назубок. Нас, молодых писарей, он называл «краснопузики». Управляющим делами уездного военного комиссариата работал некий Паршин, тоже из управления воинского начальника; он часто брал с собой нас, молодых, подбирать архивные документы и обрабатывать их перед сдачей. Нужно сказать, такая работа была мне не по душе: писарем я быть не собирался, меня тянуло в строй, а тут стул, а на столе бумаги, и больше ничего. Но, со всем этим пришлось мириться до поры до времени.
После месячной работы в Уездном военном комиссариате случилось неожиданное. Из территориального управления Саратова поступила директива: упразднить Уездный военный комиссариат, и на его базе организовать районный, то есть происходило районирование административных органов. Что положено районному комиссариату по штату — оставили, остальное передали в Балашовский окружной военный комиссариат. Так что стали подчиняться ему. Личный состав, оказавшийся излишком, передали в Балашовский окрвоенкомат.
Прибыл к новому месту службы, где встретились новые люди и новая обстановка, которая мне понравилась. Если в Сердобском уездном комиссариате команда принимала пищу из общего таза, то в Балашове на каждого тарелка. Часы занятий расписаны по распорядку дня: закончились, и занимайся своим делом. Я всё это изучил, вошёл в колею всех дел и решил готовиться по общеобразовательной подготовке в военную школу Тогда её называли нормальная военная школа. Сначала написал письмо в московскую нормальную военную школу имени ВЦИК на имя начальника на предмет поступления курсантом, и попросил сообщить, что для этого требуется.

 


назадътитулъдалѣе